Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (122), 2014


Поэзия Союза писателей XXI века на карте генеральной


Геннадий КАЦОВ



ВЕЧНЫЙ ДИАЛОГ
 
Последний ангел-хранитель

Дикий ангел, людьми пока
Не прирученный, возможно,
Последний из этой свободной стаи
Неприкаянных бледных созданий
С овальными грустными глазами,
Горящими испепеляющим светом,
Пролетал плавно и тихо
Человекоподобным облаком,
Чьи очертания были так узнаваемы,
Словно ты сам совершал этот
Последний облет выгнутого
Тебе навстречу всего земного,
И словно ты сам смотрел
С захватывающей дух высоты
На уходящее за горизонт
Земное, и словно ты сам
Осознавал, что это земное внизу,
Стоит приблизиться к нему еще
Плотнее в колеблемом
Во все стороны воздухе,
Все земное внизу обратит
Твои белые вечные крылья
В две гранитных неповоротливых
Плиты, которые станут громыхать
За спиной, тянуть вниз и вниз,
Выворачивая ключицы,
В два крыла, которым
Отпущено ровно столько,
Сколько тяжелеть граниту;
Словно ты сам понимал,
Что никогда никогда никогда
Уже никогда больше не увидишь
Все земное, шевелящееся,
Разлагаемое, взрывовидное
И сгораемое в своем огне,
Ибо, словно ты понимаешь,
Это и есть внизу перед тобой
Ад кромешный, о котором тебя
Предупреждал отец, предупреждали
Не приближаться больше к этим
Местам, где столько уже ангелов
Погибли, стольких приручили,
Ощипали, как убитую птицу,
Стольких ангелов с овальными
Грустными глазами: и он,
Отталкивая легкими белыми
Крыльями вечерний воздух,
Взлетает мгновенно ввысь,
Словно облако сразу растворяется
В прощальных лучах заката,
Становясь розовеющей на прощанье
Длинной ресницей горизонта,
Растворяется навсегда, навеки,
Оставляя маленького мальчика,
Наблюдавшего за странным,
Прозрачным и на кого-то похожим
Облаком, надеяться, что впереди
Еще много дней и вечеров жизни,
И когда-нибудь он увидит
Это же облако, когда станет взрослым,
Когда ему будет много-много лет,
Когда ему будет лет двадцать,
И облако спустится на землю,
Плоскую и пригодную для посадки,
И облако никуда не будет торопиться,
Как сегодня, и никогда больше
Не исчезнет, потому что,
Даже став взрослым,
Большим двадцатилетним
Взрослым, никто его не сможет
Убедить, что облака улетают
Лишь потому, что наступила
На земле надолго черная ночь.



*   *   *

Моя мама невидимка
Она живет в доме-невидимке
На невидимой улице
В невидимом городе
По утрам
Она
Неслышно здоровается
С невидимыми соседями
И улыбается им
Невидимой улыбкой
Соседи садятся в
Машины-невидимки
И отправляются на
Невидимые работы
А мама
Занимается с утра
Хозяйством
У нее много работы
По невидимому дому
И только после
Полудня
Она отправляется
В невидимый супермаркет
За покупками
Мама кладет массу покупок
В тележку-невидимку
И вернувшись
В невидимый дом
Забивает ими
Холодильник-невидимку
До отказа
И эта большая работа
Забить продуктами
Невидимый холодильник
Так, чтобы
Ничего в
Пакетах
Не осталось
Каждый день
Мама готовит
Обед
И накрывает
На стол
Она разливает
По невидимым
Глубоким тарелкам
Суп
Раскладывает
Гефилте фиш
По невидимым
Круглым тарелкам
И ждет отца
И нас с сестрой
Чтобы мы поели
И поделились последними
Новостями
Потом мама
Моет посуду
И опять занимается
По дому
Это огромная
Работа
Держать
Невидимый дом
В чистоте и порядке
Ближе к вечеру
Мама включает
Невидимый телевизор
Он неслышно
Работает весь вечер
Пока мама читает
Сразу несколько
Невидимых книг
Самых разных писателей
Которых никто
Никогда
Не видел
А перед сном
Мама
Подходит к окну
И машет мне
Невидимой рукой
Желая спокойной ночи
Утром
Она подойдет
К окну
Помахать мне
Невидимой рукой
Желая
Хорошего дня
И я
Ни разу
После
22 ноября
2005 года
Ни разу
Не видел
Как
Мама-невидимка
Машет мне
Рукой
Хотя
Я знаю
Что после
Ее переезда
В город-невидимку
Какая-то
Часть меня
Стала невидимой
И с каждый днем
Она становится
Все больше
И больше
И настолько
Больше
Когда-нибудь
Станет меня
Что в один
Из невидимых дней
Я помашу
Маме
Рукой в ответ
И она
Вздохнет
Спокойно:
Слава Богу,
У сына
Все в порядке.



Вечный диалог

Море. На каком языке оно говорит с тобой?
На языке вечных душ: они плещутся у берега,
Оставляют на песке странные свои имена
И если ты их видишь, ты уже говоришь с ними,
И если ты видишь море, не значит ли это,
Что ты сразу говоришь о нем с самим собой?
Раз оно не сообщает о том, чего уже нет,
Но только и навсегда о том, что было.



Полет шмеля

Во
Зззз
Мо
Жжжж
Но
Зззз
Вввв
Ууу
К
Ррр
Ожжжж
Дал
Ссссся
Иззззз
Нууууу
Трррр
Ииии,
Но
Жжж
Илллл
Сс
Наррр
Уууу
Жжжии,

Зззз
Де
Ссссь
Ззз
Аззззы
Вал,
Зз
Вввв
Еня
Щщщ
Е
Ззззз
Ррр
Им
Иииии
Обна
Ррррр
Ууу
Жж
Иииим.

Ссссс
О
Цццц
Вввв
Етие
Ввввввв
Ссс
Аду
Вввв
Росссс
Е
Ццц
Ввввв
Ето
Ввв
Жжжж
Гло
Жж
Ееее
Лтым
Цццц
Вввв
Етом

Ииии
Шшш
Мель
Жжж
Уууууууууу
Жжжж
Аллл,
Жжжж
Еее
Лая
Ззззззз
Нать
Каааааа
Коооооо
Вввввввв
Ооооооо
Н
Жжж
Аааааа
Рррррр
К
Иим
Леее
Тоооо
Оооом.

07.05.2014



Геннадий Кацов — поэт. Родился в 1956 г. в Крыму, в Евпатории. Окончил Николаевский судостроительный институт. В начале 1980-х переехал в Москву. Один из создателей московского клуба «Поэзия» и участник литературной группы «Эпсилон-Салон». Автор многих книг и публикаций. С 1989 г. живет в Нью-Йорке.