Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 8 (118), 2014


Литобоз


Ведущий — Владимир Коркунов
 
Не имеет значения

«Что в Петербурге?» — называется подборка Дмитрия Коломенского в «Зинзивере» (№ 5 / 2014). В самом деле — что?
Скажем, прогулки с Прекрасной Дамой. Она, конечно, периодически разная, но прекрасность – неизменна.

Я там гулял и с той, и с той, и с той —
Был сад, как деревенский суп, густой
Или пустой, как нищая ушица…
<…>
Когда гулял с одной, то помнил ту —
И зелень заполняла темноту
Подгнивших дней октябрьских. Помнил эту,
Гуляя с той — и черная зима
С пометками собачьего письма
Теснила зной распаренного лета.

Грустно в Петербурге – гуляя с одною помнить о другой, и той, и той… Но строчки — стремительно овладевают памятью… и в моей встает полутемный Кашин, и сад/парк, и прогулки, когда девушка, так доверчиво держащаяся за руку, представляется другой – из прошлых прогулок и жизней. Эффект фотоленты в стихах – кадры меняют друг друга. Или это просто размеренность прогулки, переданная в звуках, в отрезках слов – коротких, как шаг. Более длинные («подгнивших дней октябрьских») заставляют притормозить, задуматься, свернуть с тропинки в завязь воспоминаний. И уйти в разочаровательный гротеск, в апофеоз не случившегося: «Дыханьем согреваю тень в руке,/ Ответного тепла не ощущая».
Но это на духовном уровне. А внешне – что? Присутствует ли некая общность, объединяющая разрозненные строчки и образы в сегмент Петербургского текста, или перед нами текст о Петербурге?

Что в Петербурге? Как всегда:
Вверху — вода, внизу — вода,
И между этих вод,
Пересыпая дни в года,
Проходит пешеход.

Объединяющее начало — все как всегда. Петр I уныло взирает на прохожих; проходят годы, памятник тускнеет. Ничего не меняется. Людская суета и мелочи жизни? Для вселенной (и уже – для Петербурга) они особого значения не имеют.