Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 7 (117), 2014


Поэзия союза писателей XXI века на карте генеральной


Нина КРАСНОВА



ПОМИНАЛЬНЫЕ СВЕЧИ АНАТОЛИЮ ШАМАРДИНУ
 
МОЕМУ КОМПОЗИТОРУ АНАТОЛИЮ ШАМАРДИНУ

А этот мир и многолюден так, и тесен.
В нем появился Толя Шамардин.
Мне, кроме Толечки, никто не интересен.
Мне интересен Толечка один.

Он — королевич мой из жизни, не из сказки,
Такой изящный, тонкий колосок.
И у него такие каренькие глазки,
И у него такой красивый голосок.

Я лучше Толи никого и не видала.
Он о любви романсы мне поет.
Он — идеал, какого нету идеала.
К тому же он не курит и не пьет.

1994 г.,
Москва



ВЕЧЕР В «САППОРО»*

Анатолию Шамардину

Вы милы, нарядны, кареоки.
Громкий микрофон у вас в руках.
Вы поете мне под караоке**
О любви на разных языках.

И в роскошных стенах ресторана
(Жаль, что он наполовину пуст)
Так приятно слышать мне и странно
Это все от Вас, из Ваших уст.

И, пьяна не от вина и чая,
Все признанья Ваши я ловлю,
Вам глазами молча отвечая:
«Я люблю тебя и айлавью…».

18 апреля 1994 г.,
Москва, Перово

___________________________________________________________
*«Саппоро» — японский ресторан для состоятельных людей и медийных лиц, который в 90-е годы находился на проспекте Мира и в котором работал Анатолий Шамардин, пел там по вечерам японские песни и другие песни народов мира, в том числе и русские. — Прим. Н. К.
**Караоке тогда в Москве было большим новшеством. — Прим. Н. К.



ПТИЧКА МОЯ ЗОЛОТАЯ

А. Ш.

Птичка моя золотая,
Птичка сидит на окне.
К людям в дома залетая,
Она залетела ко мне.

Эта контактная птичка
Мне под характер пришлась,
В доме моем поселилась,
В доме моем прижилась.


Зернышки кушает птичка,
Воду из плошечки пьет
И на гераневой ветке
Райские песни поет.

Ей микрофона не нужно
И педагогов-спецов.
Птичка искусством вокальным
Всех забивает певцов.

Я, разумеется, очень
Птичкой своей дорожу,
Но, как какого-то зэка,
В клетке ее не держу.

Эта веселая птичка
Вольной остаться должна,
Ну а иначе не сможет,
Петь же не сможет она.

Птичка моя золотая,
Птичка сидит на окне,
Солнышком вся залитая,
Она залетела ко мне.

23 ноября 1994 г.,
Москва, Перово



ЗВОНОЧКИ

А. Ш.

Я люблю твои звоночки
Среди ночи, среди ночки,
Телефонные звоночки
Среди ночи, среди ночки —
Позывные сердца твоего,
Импульсы какие-то его.

Как услышу я звоночки
Среди ночи, среди ночки,
Телефонные звоночки
Среди ночи, среди ночки —
К ним бросаюсь из постели кувырком,
Чтоб тебя с твоим услышать говорком.

Я люблю твои звоночки
Среди ночи, среди ночки,
Телефонные звоночки
Среди ночи, среди ночки —
Вижу в них таинственную суть,
Не могу без них уснуть.

25 ноября 1994 г.,
Москва, Перово



ГИМН ПОКОРИТЕЛЮ СЕРДЦА

А. Ш.

Костюмчик твой вишнев и кашемиров,
Идет тебе вишневый кашемир.
Я позабыла всех своих кумиров —
Ты у меня один теперь кумир!

Певец от Бога, тенор первоклассный
(И, к счастью, не женатый, холостой),
Люблю тебя и голос твой прекрасный,
Люблю тебя, не только голос твой.

Я для тебя златой венец достала,
Не брокер для тебя его достал.
Я всех смела кумиров с пьедестала,
Тебя поставлю я на пьедестал!

27 ноября 1994 г.,
Москва, Перово



ЧАСТУШКА ПРО СТОЛИК

Я накрою столик
Для нас с тобою, Толик,
И мы с тобою, Толик,
За этот сядем столик.

2005 г., Москва



ГОСТЬ ИЗ ГЕРМАНИИ

А. Ш.

Гость приехал ко мне,
и притом не незваный, а званый,
из Европы приехал,
из развитой очень страны,
где по счетчикам все,
из такой заявился страны.
Он, простынкой окутан,
вальяжно выходит из ванной,
сняв, повесив на гвоздь
с зарубежной нашлепкой штаны.

Глажу званого гостя
по чистой мордашке, по щечкам.
Жить ему у меня
xорошо и удобно в дому.
Я и свет, и тепло
отпускаю ему не по счетчикам,
и любовь, и любовь
отпускаю ему не по счетчикам,
все без счетчиков это,
с избытком даю ему.

21 ноября 1994 г.,
Москва, Перово



МЕЧТА ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ ДЕВУШКИ О ПОЕЗДКЕ В ГЕРМАНИЮ НА ПАРУ СО СВОИМ ДРУГОМ

А. Ш.

Брошу всю свою графоманию
И поеду с тобой в Германию.

Я поеду с тобой на годок
В милый малый немецкий городок.
Буду там, как дома, жить,
Жить с тобой и не тужить,

Попевая песенки,
Песенки-прелесенки.

Буду слушать речи немецкие,
Буду кушать хлеба немецкие,

Буду щечки свои округлять
И по штрассе с тобой вдвоем гулять.
Мне, твоей мечте, звезде,
Хорошо с тобой везде.

Будем жить в Германии
Мы в любви, в гармонии.

23 апреля 1994 г.,
Москва, Перово



ГЕРМАНИЯ-ГУРМАНИЯ

А. Ш.

Я в Германии стала германкою
и к тому же еще гурманкою.
Ты в Германии стал германцем
и к тому же еще гурманцем.
«Мульти-центр», «Мульти-мини» и «Нанц»*,
как своих, принимали нас.
Там красивей муляжей продукты,
необычного вкуса продукты —
и сыры, и колбасы, и фрукты…
Там продуктов любых — завались,
лишь бы марки у вас завелись.
Даже в лавочке с вывеской «Норма» —
больше нормы всякого корма.

Мы в Германии стали германцами
и к тому же еще гурманцами.
Мы неделю в Германии прóбыли,
все, что можно, там «перепробали».
Все в Германии очень гут**.
Потому из нее не бегут.
Там, в Германии, о! в Германии! —
не в Германии, а в Гурмании
мы с тобою, король виновый,
жизни вкус ощутили новый,
вкус любви ощутили новый.
Нам по вкусу пришлась Германия.
О, Германия! О, Гурмания!

27 февраля 1995 г.,
Москва, Перово

*Названия некоторых немецких магазинов. — Прим. Н. К.
** Гут — хорошо (нем). — Прим. Н. К.



БУМАЗЕЙНАЯ РУБАШКА

А. Ш.

Моя квартира — вроде как музейная.
Один артист нанес сюда визит.
Его рубашка бумазейная
В моем шкафу на плечиках висит.

Артист прижился этот у меня
И в роли друга здесь полгода жил,
Удачно амплуа свое сменя,
И новой ролью очень дорожил.

Теперь артист уехал на гастроли,
И, нет, не разменялся на херню,
В какой не знаю выступает роли,
Но память об артисте я храню.

Из этой он посуды ел
И в чашку сахар насыпал,
За этим он столом сидел,
На этом стуле он сидел,
На этом он диване спал…
Моя квартира — вроде как музейная.
Один артист нанес сюда визит.
Его рубашка бумазейная
В моем шкафу на плечиках висит.

26 апреля 1994 г.,
Москва, Перово



*   *   *

А. Ш.

Мне так тоскливо без тебя,
Мой кареглазый веселунчик,
Предмет моих сплошных восторгов,
Предмет любви и обожанья.

Мне так тоскливо без тебя.
Я жду и жду твоих звоночков,
Твоих мелодий телефонных,
Звучащих лучше Песни Песней…

Мне так тоскливо без тебя,
Как будто я с тобой рассталась
Не на неделю, не на месяц,
Не на полгода, а навеки…

4 января 1995 г.,
Москва, Перово



ЧАСТУШКИ ВО СЛАВУ АНАТОЛИЯ ШАМАРДИНА

Тина-тина, тина-тина,
Ты поешь — как Робертино,
Этим самым, тина-тина,
Ты похож на Робертино.

Все хотят тебя услышать,
Птичка с райским голоском,
Все хотят тебя увидеть —
Ну хотя б одним глазком.

На твои на выступленья
Все, задрав штаны, бегут,
Разны телерепортеры
В объектив тебя берут.

Только выйдешь ты на сцену
И откроешь только рот,
От восторга, от восторга
Так и ахает народ!

Тина-тина, тина-тина,
Ты похож на Робертино.
Тина-тина, тина-тина,
Ты поешь — как Робертино,

И даже лучше самого Робертино.

15 января 1995 г.,
Москва, Перово



РУССКИЙ ГРЕК

Анатолию Шамардину

Ты по генам — и русский, и грек.
И в тебя не влюбиться — грех.
Ты удачный такой гибрид —
Все об этом в тебе говорит,

И характер, и внешность, и рост.
Ты и прост, но и очень не прост.
Ты — особого лада и склада.
Русь в тебе говорит и Эллада…

19 марта 1995 г.,
Москва



ПОЕЗДКА В КОНСТАНТИНОВО К ЕСЕНИНУ
на праздник в честь 100-летия поэта

Певцу и композитору
Анатолию Шамардину

Ой, певун московский Толя,
Рубашечка сатинова,
Ты ни разу не был, что ля,
В селе Константиново?

По дороге столбовой,
Дела забросив на «фик»,
Мы к Есенину с тобой
Едем, сев на «Рафик».

Речь ведем не про дела,
А только все про это:
Вон какого родила
Наша Русь поэта!

Мы Есенину подарим
Частушки и ромашечки.
За Есенина подымем
Полные рюмашечки.

29 сентября 1995 г.,
Рязань — Москва



КОНЦЕРТ ПО ЗАЯВКАМ

Анатолию Шамардину

Ты сладкозвучно песню пел о ямщике.
Слеза слезала по моей щеке,
Прозрачною букашкою слезала.
Собака языком слезу мою слизала,
Чтоб я не плакала об этом ямщике.

Ямщик «в степи глухой» под снегом замерзал.
Весь радиоэфирный замер зал,
Героя происшествия жалея
И знать во всех, во всех подробностях желая,
Как он «в степи глухой» под снегом замерзал.

Я песню слушала твою о ямщике.
Слеза слезала по моей щеке.

30 сентября 2003 г.,
Москва, 15.30



УРАЛ

Я приехал на Урал
И с горы: «Ур-р-ра!» — орал.
Все смеялись, гры-гры-гры:
«Это что за … с горы?»



ПЕСНЯ
(Омофон с разноударной начально-конечной рифмой)

Анатолию Шамардину — автору песни на стихи Виктора Широкова
 «Утоли мои печали»

УТОЛИ свои печали У ТОЛИ.

7 декабря 2013 г.,
Москва



СОЛИСТ ОРКЕСТРА УТЁСОВА

Анатолию Шамардину



1.

Из оркестра Утёсова ты — «тенорист»*.
Путь в искусство не прост у тебя и тернист.
И певца сладкозвучней не сыщешь окрест.
А плохого не взяли бы в этот оркестр.

2007 г., Москва

*Тенорист (устар.) — то же, что тенор. — Прим. Н. К.



2.

Представитель русского бельканто,
Знающий и Бебеля, и Канта,
Анатолий Шамардин —
Это просто шарм один!

2005 г., Москва



ПИСЬМО СТРАСТНОЙ ПОКЛОННИЦЫ СВОЕМУ ЭСТРАДНОМУ КУМИРУ АНАТОЛИЮ ШАМАРДИНУ

Ты певец не золотоволосый,
А другой, а золотоголосый.
Ты певец, которых поискать
Да в эфир бы только и пускать.
Ты не из разряда хрипунов,
Всяких, мягко говоря, хренóв.
Ты — моей души обворожитель
И моей души почетный житель.
Слушать я хочу тебя и слушать,
Ничего не есть, не пить, не кушать,
Наслаждаться голосом твоим, —
Наслаждаться я готова им
Круглые часы и дни, и сутки,
Кроме смеха, кроме всякой шутки.


Ты — певец особого пошиба,
Пусть в костюме и не индпошива.
Слава пусть твоя не так громка,
Пусть не пишет о тебе «МК»*.
Ты — Орфей! Волшебник! Виртуоз!
Ты достоин «миллиона алых роз»!
Мой кумир не золотоволосый,
Песнопевец золотоголосый!

5 января 1995 г.,
Москва

*Эту газету Анатолий Шамардин любил и постоянно читал. И, кстати сказать, там иногда появлялись информашечки о его выступлениях на праздниках «МК», а 5 мая 2014 г. там появилась большая некрологическая статья о нем «Где ты, бельканто?».



СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Диагноз, поставленный врачами Сходненского морга
новопреставленному Анатолию Шамардину:
острая коронарная недостаточность.



1.

Человек с сердечной избыточностью
чувств
ко всему миру
умер от сердечной недостаточности
чувств
этого мира к нему,
не мира близких людей, друзей, зрителей,
которые любили и обожали его,
а мира неблизких людей,
которые не ценили его
как человека
с его уникальным талантом певца,
данным ему от Бога,
а кто не ценит такого человека,
грош тому цена,
если говорить перефразированными стихами
Кирилла Ковальджи.



2.

Человек с избыточной сердечностью
ко всему миру
умер от недостаточной сердечности
этого мира к нему…

3 мая 2013 г., 16:00,
Сходня — Москва



МОЕМУ ВЕЧНОМУ ДРУГУ, ЛЕЖАЩЕМУ В МОГИЛЕ НА НОВОСХОДНЕНСКОМ КЛАДБИЩЕ

Анатолию Шамардину

Я вспоминаю все твои словечки,
Все шуточки веселые твои,
Альбомы песен, диски слушаю твои
И за тебя в церквях московских ставлю свечки.

И чувствую, что ты со мною рядом,
Мой постоянный спутник жизни, вечный друг.
Ты превратился, нет, не в прах — в незримый дух,
И днем, и ночью ты везде со мною рядом.

И знаешь ты, что я не склонна к блуду,
И знаешь ты, что я тебя люблю,
Что я тебя всегда любила и люблю,
И я тебя любить до самой смерти буду,

До самой смерти не твоей — своей…

5 и 7 мая 2014 г.,
Москва — Сходня — Москва



ПЕСНОПЕВЕЦ АНАТОЛИЙ ШАМАРДИН ПОКИНУЛ ГРЕШНУЮ ЗЕМЛЮ И СВОЕ ПОСЛЕДНЕЕ ПРИСТАНИЩЕ НА УЛИЦЕ ОВРАЖНОЙ В ХИМКАХ

По телефону ты ни с кем
с утра сегодня больше не болтаешь.
Ты оторвался от земли,
Взлетел над Сходненской горой
и к Богу в Рай на небо улетаешь,

В овраг забросил верею,
которой связан с нашим миром бренным.
Ты будешь жить теперь в Раю
И будешь песни петь в Раю
теперь не разным людям бренным энным,

А разным ангелам святым,
в саду, в цветах, под яблонями Рая,
Ты будешь райской птичкой петь,
Без микрофона слышный всем,
и будешь вечно жить, не умирая.

8 — 9 и 15 июля 2014 г.,
Москва



ХОЗЯИН СВОИХ ПЕНАТОВ НА СХОДНЕ

Памяти Анатолия Шамардина

С недоеденной картошкой сковородка
Человека очень мне родного,
Свежевыстиранная косоворотка
Для концерта для его очередного,
Диски с собственными записями песен,
И пластинка, и компакт-кассеты,
И в окне пейзаж с горою (он прелесен),
И на стульях — тряпки, книги и газеты.

Ну а где же сам хозяин сих пенатов,
Не музейных этих экспонатов?
Он ушел, но он сейчас сюда вернется? —
Не вернется, не вернется, не вернется…

11 — 12 июня 2014 г.,
Москва — Сходня



МАЛАЯ ТОЛИКА

То, что сделала я для Толика,
Это только малая толика
Из того, что сделать для Толика
Я хотела бы…

12 июня 2014 г., Москва — Сходня
(Автобус 370, по дороге от «Речного вокзала» на Сходню)



НАДГРОБНЫ РЫДАНИЯ О ПЕСНОПЕВЦЕ АНАТОЛИИ ШАМАРДИНЕ

Умéрший от тромба, от глупой случайности тромбовой,
Лежишь, недоступен для связи и потусторонен,
В костюме концертном и в галстуке с графикой ромбовой,
Простившийся с миром, который для счастья (?) построен,

И видишь мои о тебе, об умéршем, страдания,
Страдания, душу мою неутешну травЯщи,
И слышишь мои о тебе над тобою рыдания,
Надгробны рыдания, песню творЯщи…

1 — 2 июля 2014 г.,
Москва — Сходня



Нина Краснова — поэт. Родилась в Рязани. Стихи пишет с семи лет. Окончила Литературный институт им. М. Горького (семинар Евгения Долматовского). В 1979 году выпустила первую книгу стихов «Разбег» (в «Советском писателе») и была принята с нею в Союз писателей СССР. Печаталась в журналах «Юность», «Москва», «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов», «Студенческий меридиан», «Крокодил», «Обозреватель», «Время и мы» (Нью-Йорк — Москва), «Наша улица», «Дети Ра», «Зинзивер», «Крещатик», «Другие», в альманахах «Поэзия», «День поэзии», «Истоки», «Кольцо А», «ЛитРос», «Русский смех», «Муза», «Эолова арфа» и т. д., в газетах «Литературная Россия», «Литературная газета», «Независимая газета», «Московский комсомолец», «Книжное обозрение», «День литературы», «Слово», «Экспресс-газета», «Литературные известия» и т. д., и в разных коллективных сборниках и антологиях, в том числе в антологиях «Поэзия. XX век», «Поэзия. XXI век», «Жанры и строфы современной русской поэзии». Автор 15 книг стихов и прозы. Лауреат премии им. Анны Ахматовой, номинант премии «Парабола», обладатель спецприза Фонда им. Андрея Вознесенского «За талант».