Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 6 (116), 2014


ЛИТОБОЗ


Ведущий — Владимир Коркунов
 
ЛИТОБОЗ
 
Андрогины — как созидатели жизни

Набираю воздух и прочитываю стихи Сергея Соловьёва («Зинзивер», № 3 / 2014) — задерживая дыхание. Порой — до легкого удушья, иногда — до приятного послевкусия. Если звуки принять как амбре, то у каждого текста — свой аромат. Стоит абстрагироваться от текста и вслушаться в музыку. Речь — элемент творения, звук — объект его, тогда как художник выступает субъектом. Но иногда возникает скрежет по мембранам души, как, например, в стихотворении: «Здравствуй, жи, мы с тобою живем по соседству…» Звукосочетание «жи» встречается излишне часто и карябает по восприятию без особой на то надобности: «жи», «живем», «ножи», «живота», «живот», «жизнь», «жимолость», «покажись», «живых»…
Очевидно, речь о «жи-зни», слишком много здесь ассоциативных слов (другие слова стихотворения теряются за этой устойчиво-навязывающейся конструкцией звуков). Но вот
в чем дело (интересно, заметил ли это автор): слово-аттрактант «жизнь» превращается (вот она, маска!) в слово-репеллент «ножи», да и сами звуки «жи», несмотря на то, что входят в
состав живородящего начала, вызывают внутреннюю если не ассоциативную агрессию, то уж, во всяком случае, — агармоничны.
Еще одно стихотворение:

И вдруг поцелуй становится чем-то неизъяснимым:
выдох его — в ее вдох; выдох ее — и с ним она
переходит в него — вся. Даже не андрогин: просто
дышат друг другом, и нет сокровенней близости.
Так это внове, что, затаив дыхание, мир застыл:
это впервые — будто не нужен он им как воздух. –

заставляет вспомнить Бердяева с его попытками доказать андрогинную сущность Бога. Поцелуй — момент тайны и откровения одновременно. Сливаясь, мужчина и женщина становятся единым, — андрогином, как правильно отметил Соловьёв. В 2013 году я написал небольшую миниатюру на эту тему: «Мысли собирались в морщины,/ я говорил, не надеясь на понимание:/— Каждый твой день превращается в поцелуй./ — Бога или мужчины?/ — Все равно. А, может, это ты целуешь весь мир./ — Ты не прав, это просто танец, сохранившийся на губах// Ты же еще молодеешь,/ а мир стареет вокруг тебя,/ но берегись:/ нет ничего больше разочарования,/ когда поймешь:/ восходит новая молодость, и для нее ты — старуха». Соловьёв развивает изначальный посыл — обоюдное дыхание выше, больше и значительнее гендерного единства («даже не андрогин»!), это выход за пределы мира. Сиречь: строительство, созидание своего. А значит, и герои стиха — в какой-то мере боги.



Как стать Поэтом?

Борис Кутенков в одном из интервью заявил, что «развлекалово» (развлекательная поэзия), конечно, тоже нужно, но оно очень далеко отстоит от собственно поэзии (http://www.runyweb.com/articles/culture/literature/boris-kutenkov-interview.html). Понимая мысль поэта, все-таки возражу. Поэзия — многомерна, и тексты песен — поэзия (своеобразная), и гражданские строки — поэзия (очерченная жанром), и, и, и…
Важнее не как субстанция называется, а что в нее вкладывается. Поэзия как искусство (о чем и говорил Кутенков) и поэзия прикладная (имеющая, положим, другую цель) — две большие разницы. Однако поэт преследует сверхцель, отрезая и отвергая поэтические симулякры, проще говоря: те разновидности поэзии, которые искусством назвать сложно. Отсюда вырисовывается магистраль творческого метода Кутенкова — погружение в искусство, в психологию творчества и творческого (зачастую, маленького) человека.

Сделай хлебом мое ожиданье и воду — вином,
преврати их на день в говорящих со мной на одном,
круг мой замкнутый — в шар голубой;
у Тебя за душой — изобилье, хлеба и покой,
у меня — двадцать верст, разоренных Твоею рукой,
я хочу потягаться с Тобой.
(«Зарубежные записки», книга 25)

Обращение к Богу синонимируется обращением к своей сути, душе. Потому совершенно не кощунственным выглядят слова «хочу потягаться с Тобой». В первую голову — преодолеть себя. Преодолеть штампы и шаблоны, вырваться за круг ограниченных бытием лиц, стать Поэтом, Творцом. Известно, что поэты – люди часто неприспособленные к жизни, и чем меньше их приспособленность, тем больший дар скрыт в них. Нина Краснова говорила, что нереализованную сексуальную энергию она передает в тексты; поэты же нереализованную бытовую энергию, коммуникативную, какую угодно — отдают искусству. Это гармония, потому что общий объем энергии — един, и если в каком-то месте ее концентрация уменьшается, где-то она и прирастает.